Что можно рассмотреть в картинах великого Яна Вермеера?

Музыка - «пища любви», а пустой стул в комнате указывает на отсутствие предмета воздыхания барышни. Картина с горным пейзажем на стене и горы на крышке клавесина намекают, что возможно кавалер находиться в пути. Купидон с поднятой вверх картой выступает символом верности в любви. Узнаваемый «вермееровский» геометрический фон интерьера, с ярким светом из окон гармонично дополняет рассказ о влюбленной девушке, которая мечтая задумчиво касается клавиш. И она не будет сейчас играть, скорее это звуки ее души и ее мыслей, которые стремятся к возлюбленному.

Все — это можно увидеть на полотне Яна Вермеера «Молодая дама, стоящая у вирджинала» ок.1670 г. Это целое повествование о женщине в часы досуга, рассказ с аллегориями из повседневной жизни.

Ян Вермеер — крупнейший мастер нидерландской живописи, величайший представитель золотого века голландского искусства.

К сожалению картин мастера до наших дней сохранилось не более 35 (известных). Но возможно их не было очень много. Вермеера нельзя назвать плодовитым художником, работал он крайне медленно, при этом еще занимал должность в городской управе и держал постоялый двор.

«Женщина, взвешивающая жемчуг»

Художник мог удивительным образом, что называется «уловить момент» и изобразить мысль такой как она есть на самом деле. Мастер тишины и умиротворения написал картину «Женщина, взвешивающая жемчуг» с отсылкой к прекрасному, то, что олицетворяет женщина и к идее равновесия и правосудия. Позади прекрасной женщины можно различить изображение «Страшного суда». Действия женщины перекликаются с идеей Суда, а жемчуг, который она взвешивает, олицетворяет собой метафорический образ духовности и прозрения. Она стоит лицом к свету — еще один символ мудрого знания. Идеальная фоновая палитра и сочетание цветов подчеркивают эту композицию, наполненную умиротворением и тихой мудростью.

Есть чем насладиться — согласитесь. Парадокс в том, что: мы ценим его редкие картины в нашем стремительно развивающемся веке всеобщего визуального шума, именно за его неподвижность, странную тяжесть повседневной сцены, молчаливо подвешенной во времени.

Партнерский текст с Art People.Space