Штрихи к портрету мультижанровой вокалистки

Джаз, опера, рок, французский шансон, - всё это подвластно чистому и нежному голосу Марьяны Головко. Солистка культурного феномена Украины NOVA OPERA успевает преподавать в Национальном педуниверситете им. Драгоманова, работать диктором и писать музыку к кинофильмам. Сайт Pozitiv.ua встретился с Марьяной и узнал о ее «внутреннем друиде», отказе от категоричности и о том, почему не надо обижать «юных тонконогих фламинго».

При первом знакомстве – это было на дискуссии «Творчество во времена кризиса» – вы мне показались очень вдумчивой. В тоже время в своих интервью вы говорите, что всегда очень активны. Какая вы на самом деле?

Даже не знаю, как назвать свой тип характера. Я бы сказала, обучаемая. В чём это заключается? Раньше была очень экстравертивная, импульсивная и действительно – активна по жизни. С годами мой темперамент менялся.

Если бы я была менее ранимой и творческой натурой, то стала бы искателем приключений и крупных должностей.

Мой характер оттачивали обстоятельства, встречи с разными людьми, – они были моими учителями. Если вы спросите моих одноклассников или университетских подруг, какая Марьяна – они ответят, что я экстраверт. А поговорите с нынешними коллегами и друзьями, то узнаете от них о моей вдумчивости. Сейчас в коллективе я прохожу под прозвищем «Баба Яга – против», как героиня мультика.

Ваша амплуа «Баба Яга – против» улучшает творческий процесс?
Мне кажется, что наличие такой персоны в коллективе дает нужный «движок». Мы в плоскости поиска нового, а это значит, что нужно защищать свои убеждения, ценности, ставить неудобные вопросы, а не соглашаться на первое заявленное предложение.
Я всегда вступаю в полемику. Так было с оперой «О чем молчит Заратустра», которая обращается к тезисам книги Ницше «Так говорил Заратустра». Я постоянно задавала вопросы, спорила, потому что терпеть не могу теорию «сверхчеловека», «зороастризм». Просто я оказалась тем, кто всё время «ковырял». Благодаря этому опера получила название и ставит уже вопрос зрителю: тут есть какая-то истина или все-таки ею тут и не пахнет?

В своем творчестве вы часто обращаетесь к природе. Какую роль она играет в вашей жизни?
Я родилась и прожила 15 лет в Киеве, в Русановском районе. Он скорее напоминает парк, с красивой набережной и зелеными бульварами. Потом мы с родителями переехали на Харьковский массив. Выбирали дом опять-таки поближе к озеру. Правда, квартира на 15 этаже, а не на четвёртом, как было, и для меня это невыносимо высоко. Люблю быть ближе к земле. Сейчас снова живу на Русановке, рядом с фонтанами, но прогуливаюсь рядом с ними редко. Всё как у всех.

Не хочу спихивать это на возраст, а хочу – на внутреннего друида. Какой-то эльф живет во мне, который жаждет постоянной связи: с деревом, с травой, с водичкой.


Я тоскую по природе. Наверное, потому, что «дитя асфальта» – мы киевляне в нескольких поколениях. У всех моих друзей детства были бабушки, к которым можно было на каникулах поехать в село. А у меня все в городе. Поэтому каждое лето мы с семьей уезжали на три месяца отдыхать на базу отдыха, где обязательно были сосны, река, козье молоко. Не могу себе представить лето без речки или без запаха хвойного леса.

Вы много и тепло отзываетесь о своей семье. Скажите, отец повлиял на ваш выбор получить экономическое образование, так как сам он – финансист?
Папа – это всё. У меня отношения с родителями супер-мега близкие. Мне повезло. Я была очень ожидаемым первенцем, мой брат был очень ожидаемым «вторинцем». И мы любимые обожаемые дети.

Вообще, папа не сразу стал заниматься финансами. Он барабанщик. Не по профессии, а по жизненному призванию. Занимался на барабанах лет с двенадцати, играл в местном оркестре. Потом попал в филармонию, с ансамблем объездил весь Советский Союз. А когда понял, что так семью не обеспечишь, сменил профессию. Моя семья жила очень скромно. После окончания школы решали, куда мне лучше поступать учиться. Выбрали финансовое направление, чтобы, в случае чего, отец мог помочь с работой.

Музыка тоже появилась в вашей жизни благодаря отцу?
Я росла в музыкальной среде. Не только папа – талантливый музыкант, мама великолепно поёт. А её отец – виртуозный пианист-самоучка. Вся семья самоучек, никто не занимался профессионально. Дома без конца звучала музыка. Я занималась в музыкальной школе с четырёх лет. Сколько себя помню, училась вокалу.

Я поступала в консерваторию, но меня не приняли. Сказали, что у меня «пионерский голос».

Даже когда работала финансистом, ездила в Финляндию на Международный вокальный конкурс. Пела на всех корпоративах компании. Директор меня спрашивал: «Ты уверена, что хочешь заниматься всем этим занудством? В смысле, финансами». Я ушла оттуда и поступила в педуниверситет Драгоманова, больше из-за моего педагога, которая там работала. Сейчас и я там преподаю.

Как ваш характер повлиял на выбор репертуара?
Мой плюс: я безумно любопытный и увлекающийся человек. Мне хотелось исполнить и джаз, и мюзикл, французский шансон, немножечко рок. Обожаю разные жанры. Из-за этого превратилась в мультижанровую певицу. Минус же в том, что не могу заниматься одним делом и «копать», например, только в классику.

Как на вас влияет многозадачность и нагрузка от гастролей и репетиций?
К сегодняшнему дню я подустала. Тот забег, который отлично давался в 28–29 лет, сейчас дается намного тяжелее. Благодаря поддержке мужа, а он прекрасный психолог, пересмотрела свою жизненную позицию. Сейчас я более вдумчивая, спокойная, приземленная. Стала спрашивать себя: а чего я хочу? Действительно ли мне нужна та или иная работа?

Со временем изменилась жизненная парадигма: перестала гнаться за навязанным общественным мнением. Вовсе не обязательно быть очень значимым. Главное, быть собой и не распотрошить, не расплескать себя. Если вам есть, что сказать, и это ваше призвание – говорите. Только не делайте это потому, что так хотят другие, или «сториз не допилен».

Простите за пугающую фразу, но мы умираем в одиночестве, и важно, что оставим после себя. Значимое для нас, а не для других. Вы замечали, что для великих людей, чьими изобретениями мы пользуемся до сих пор, имело значение только то, чем они были увлечены, чем внутри горели? А если бы они ставили мир и его задачи выше своего призвания – ничего бы у них не вышло.

Вы «нежно» относитесь к окружающим, а есть ли что-то такое, что не смогли бы простить?
Я стараюсь убрать из жизни две вещи: категоричность и стереотипность. Поэтому спрашиваю себя: не была ли я на месте этого человека, даже в самых обыденных ситуациях. Моя человечность связана с попыткой оправдать человека и найти в нём самые лучшие его качества. Получается, что ответ на ваш вопрос: для меня не человек на первом месте, а Бог. А с чем бы я мириться не стала, так это с безразличием.

А как в музыкальной среде с проявлениями эмоций в коллективе, похвалой и поддержкой?
У меня с Ксенией Федоровой несколько лет назад был проект «Клуб благородных певиц» Live Show. Мы приглашали одарённых исполнительниц и всегда восхищались их талантом. Нам хотелось показать, как мы ценим людей. Даже гонорары выдавали в розовых комплиментарных конвертах. Прошло несколько лет, но те музыканты отзываются с теплотой о проекте и хотели бы снова поучаствовать.

У нас в «цеху» не принято хвалить. Если что-то получилось – это вызывает, максимум, реакцию «ну, окей». Не облажался и повезло. Меня такой подход возмущает. И еще считается нормой легкий музыкальный буллинг. Так нельзя, потому что в каждом из нас «живет ребенок». Если человеку сказать: «это ужасно сделано», и уйти – то заплачет его «внутренний ребенок». А если по-другому: «Это не тот результат, которого просили, ты можешь лучше, ты талантливый», – я уверена, что человек загорится и скажет: «Да, я могу лучше!» К сожалению, у нас принято причмокнуть и как-нибудь пренебрежительно выдать: «ничего особенного, это уже сто раз было». При этом такие люди не создали ничего лучше. Должно быть больше человечности.

Когда ты юный и стремишься в музыкальную среду, у тебя розовые очки. Кажется, сейчас попадешь в лагерь к своим – к таким же фламинго. Ты такой приходишь и говоришь: «Смотрите! Я тоже розовый и у меня тонкие ноги. Я тоже могу стоять на одной ноге». А тебе говорят: «Не-не. Что-то ты розовый – да не очень розовый. Посмотри на наш розовый – и на свой розовый. И нога у тебя, если честно, не очень нога. Как-то ты хреново стоишь. А учиться тебе поздно. Ладно, постой тут рядышком, попробуй».

И ты смотришь в зеркало. Вроде, точно фламинго, ну точно нога, что ж такое? И ты понимаешь, что это газлайтинг (сомнения в адекватности своего восприятия из-за обесценивающих шуток, обвинения и запугивания – прим. авт.). Здоровый человек не обратит внимания, а станет и будет «стоять на своей ноге», закаляя характер. К сожалению, не все творческие люди здоровы эмоционально. Больше с тонкой душевной организацией. Могут и сдаться...

Кем вы сейчас восхищаетесь?
Я очень влюбчивая, не только в талант – в характер, в приятную беседу. Меня вдохновляет божественная составляющая в человеке. Она проявляется у каждого человека и вызывает щемящее чувство влюбленности, благодарности и восторга.

Сейчас я влюблена в музыку композитора Виктории Полевой. Мне посчастливилось петь её произведения – это подарок судьбы. Восхищаюсь музыкой оперы IYOV композиторов NOVA OPERA. Нашими докторами, которые лечат сейчас. Восхищаюсь женщинами, которые рожают и воспитывают детей, умудряясь при этом работать и вести хозяйство. Меня восхищают мои друзья. Они все невероятно талантливые люди.

Если была возможность встретиться с любым человеком, когда-либо жившим на Земле, кто бы это был и о чем бы спросили?
Сто процентов хотела бы встретиться с Христом и задать ему три вопроса.

Первый вопрос был бы: как тебя любить?
Спасибо. И напоследок блиц из пяти вопросов.

Что делаете в свободное время?
Смотрю сериалы.

От чего бы не могли отказаться?
От путешествий.

Что нужно для счастья?
Чтобы было с кем поговорить.

Что для вас любовь?
Это что-то такое бесконечное, такое щемящее… Она не ранит, даже когда нам кажется, что это так. Напротив – любовь обжигает, превращая душу в прекрасный сосуд. Любовь творит тебя, как гончарная печь превращает незастывшую глину в керамическое изделие. Человек становится «настоящее», «весомее».

Какой день можете назвать самым лучшим в жизни?
Их было несметное количество, но самый-самый – это день венчания. А мой следующий счастливый день еще не наступил.

Ссылки на страницы в социальных сетях Марьяны Головко:
https://www.facebook.com/maryana.golovko.1/
https://www.instagram.com/mariana_holovko_danchenko/
Ссылка на сайт:
https://www.maryanagolovko.com/

Фото: все яркие - Михаил Федорак, стиль - Леся Патока
Темные и туманные - Ольга Цибульская