Если бы вам задали детский вопрос, какие бывают инструменты, что бы вы ответили? Ну, там, для всяких строительных работ: слесарные, плотницкие. Ещё измерительные: рулетка, уровень. Кто-то подумает о других инструментах – музыкальных. Слово-то многозначное... А вот какие мысли навеяло это слово писательнице Юлии Ореховой, сейчас узнаете. Positiv.ua совместно с журналом «Радуга» продолжает радовать вас современной прозой. Публикуем очередной рассказ Ореховой из цикла «вдпфпвщгигавяжщиэ». О мужчинах и женщинах, о нашей уникальности и схожести, о любви и невозможности жить друг без друга…

ЛЮДИ И ИНСТРУМЕНТЫ

Мужчины
Бывают мужчины-отвертки. Им все нужно знать точно. Как устроено, как работает, почему так, а не эдак. Разберут все до самого винтика и в таком же порядке соберут. А может, и лучше. Дотошные, но надежные.
Бывают мужчины-молотки. Простые понятные парни. У которых есть черное и белое. Такие всегда и гвоздь забьют, и кран починят, и шкаф соберут. Золото, а не мужчины.
Бывает мужчина-топор. Этот рубит сплеча, не думая наперед, не оглядываясь назад. «Всех разогнать!», «Продать к чертям!», «Понаехали тут!» Вспыльчивые, конечно, зато искренние и эмоциональные.
Встречаются мужчины-дрели. Напористые, умеющие держать курс. Но честно говоря, задалбывающие своими желаниями. Жужжат, пока не получат.
Бывают мужчины-кусачки. Тут название само за себя говорит. Не испугает кого-нибудь, не ущипнет, не подколет – день прожит зря.
Бывает мужчина-уровень. У такого все должно быть по правилам, по закону. Ему всегда есть на кого равняться.
Бывают мужчины-гвозди. Очень надежные ребята. Головы не пожалеют, но выстоят. Если стоять, то до последнего. Таких не согнешь и не изменишь. Лишь из строя выведешь. Солдаты, телохранители, адепты веры.
Бывает мужчина – столярный станок. Это творец. Вытачивает под себя дом, женщину, мир. Пигмалион.
Бывает мужчина-паяльник. Как Кот Леопольд, помните? «Ребята, ну давайте жить дружно». Ничего не выбрасывает, всё стремится починить, склеить. Но по новой начать – не решается.
Бывает мужчина-магнит. Притягивает своим обаянием и харизмой удачу, деньги, женщин, возможности.
И ещё мужчины-изолента. Такие жертвуют собой, чтобы спасти других, латают дыры, залепливают промахи. Те, кто держит мир.
Сколько мужчин, столько и инструментов. И не важно, к какому виду принадлежит мужчина. Но только каждый из них уникален и незаменим. И самое главное, никогда не забудет своего предназначения. Чинить.
И если не один, то другой обязательно сможет починить наше женское сердце.

Женщины
Один великий человек сказал: «Музыка – кратчайший путь от души к душе». Что её рождает и позволяет услышать, принять, впитать? Распознать твоя мелодия или нет? Инструмент.
Женщина – это музыка. В каждой женщине живет своя уникальная и изысканная мелодия. Хотелось бы самой её узнать и услышать, но невозможно. Мы – как шкатулка с сокровищем. Вот внутри бьется, неторопливо поведет плечом, блеснет озорством из лучистых глаз, тронет легкой усмешкой губы… и обратно внутрь в шкатулку. Поэтому и не разглядишь. Отсюда и загадочность женского естества. Распознать бы, услышать, заиграть. Но только, когда поймешь, что ты за инструмент и дождешься своего музыканта.
Каждая женщина – это музыкальный инструмент.
Кто хрупкая тонкая скрипка – плачет, смеется, бьется твоим пульсом, играет твоим сердцем, всю душу вынет и по-новому соберет, то изысканно и легко, то навзрыд, взахлеб.
Кто крутобёдрая гитара с огненными очами и длинными волосами. Вот она я, возьми меня, приласкай, неторопливо перебери струны, и я выльюсь тысячей искр в твое жадное небо, распахну вечность, согрею кровь испанским мотивом.
Вот женщина-контрабас. Надежно стоит на земле, рядом с ней уверенно и спокойно, её мелодия как сама земля – мощная, непрерывная, живая.
Вот вспенилась золотыми крыльями жар-птицы затейница-арфа, как будто самоцветы по земле раскатились переливчатой трелью, дивным перебором, перезвоном красочным, от которого в душе - как в храме.
Легки и беззащитны женщины-сопилки. Тонкая хрупкая тростинка, простая и ясная, а как к губам поднесешь, аромат волос вдохнешь – польется, заиграет, закружит, поплывет музыка через поле и дубравы к весне и сердцу ждущему.
Есть сложные женщины – фортепиано и орган, где октав больше, чем разгон рук, где глубина и полутона, где и соло и аккомпанемент. Нежно перебирают пальцами белое и черное, извлекая стон, полуулыбку, несмелый шепот, самозабвенную мелодию и несдержанный крик. Унесут, растворят, ласково обхватят, поддержат и наполнят. Такие – для опытных и богатых.
А мне всегда оборачиваются вслед. Одобрительно кивают головами, цокают языком, мечтательно закатывают глаза. Фасад блестит золотом, а кажущаяся сила способна сбить с ног. Октав больше, чем дыхания, и в ошмётки порванная душа. То рокотом волн и урчанием кошки успокою, приласкаю, то ультразвуком перережу нервы. Но без твоих крепких рук и горячего дыхания мне не завестись. Скрипку держат бережно и невесомо, гитару властно и единолично, фортепиано ласкают, сопилку согревают дыханием, а я… Твои уверенные движения заставляет мое естество прогнуться кошкой, растаять зарей, плавиться снегом, парить ангелом. Твое жаркое дыхание и нежные губы наполняют меня силой и страстью, заставляя прижиматься к тебе все сильнее, взлетать до небес и падать в пучину. Моя мелодия, как наковальня искусного кузнеца – распаляется докрасна и застывает серебряной изморозью. Моя песня только с тобой. И я не знаю, сколько у меня там ещё октав и надолго ли хватит завода, но только вместе мы парим и танцуем, самозабвенно целуясь.
Саксофон не должен пылиться в футляре. Позабытая мелодия твоей мечты может затопить счастьем. Ты только прочувствуй нашу общую октаву.

За предоставленный рассказ Юлии Ореховой «Люди и инструменты» большое спасибо журналу «Радуга» – старейшему украинскому периодическому «толстому» журналу. «Радуга» – журнал художественной литературы и общественной мысли.
http://raduga.org.ua